Великий герб Российской Федерации

Утверждая идею равенства великого князя и немецкого императора, русские политики не могли пройти мимо имперской государственной эмблемы. Опыт ее оформления в империи оказался небесполезным для Ивана III. Императорская печать Фридриха III, принятая им 5 июля 1442 года, содержала на лицевой стороне изображение императора на троне с регалиями, а на оборотной — двуглавого орла. Круговая надпись на лицевой стороне воспроизводила его титул, а на оборотной дано обоснование выбора именно орла, посланного с неба Иезикиилом и летающего так далеко, как не могут ни провидцы, ни пророки.

Знакомство с практикой оформления печати императора Священной римской империи могло послужить толчком для использования русскими геральдистами этой фантастической птицы на печати Ивана III. Мысль о роли имперского опыта и дипломатических контактов с империей для создания русской государственной эмблемы была высказана К. Поповым в 1896 году и сравнительно недавно, в 1966 году, подробно обоснована американским историком В. Алефом. Большинство же ученых предшествующего времени придерживалось иной точки зрения.

Начиная с XVIII века, со времен одного из первых классиков русской исторической науки — Василия Никитича Татищева и его немецких современников, в науке бродила идея, будто появление двуглавого орла есть следствие женитьбы Ивана III на Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XII Драгаза, дочери деспота Мореи Фомы Палеолога. Она-де принесла византийский герб с двуглавым орлом.

Орел во второй половине XVI века считался эмблемой византийских императоров.

Гипотезу о решающей роли Софьи Палеолог в принятии двуглавого орла как государственной эмблемы Руси поддерживают и развивают многие отечественные и зарубежные исследователи, историки и сфрагисты — Г. Острогорский, Х. Шэдер, Е.И. Каменцева и Н.В. Устюгов.

Между тем сомнения относительно высокой роли Софьи Палеолог высказывались еще в начале ХХ века, в том числе и Н.П. Лихачевым, не обнаружившим двуглавого орла на византийских печатях: «Если будет доказано положение, — писал он, — что Византия (так же, как и Римская империя) не знала государственной печати и на печатях императора не помещала геральдического двуглавого орла, станет очевидно, что московское правительство не могло заимствовать из Византии то, чего та не имела».

Вопрос о роли Софьи Палеолог в принятии новой государственной эмблемы на Руси не может быть решен вне хронологического контекста. Первый сохранившийся экземпляр печати датирован, как мы помним, июлем 1497 года. Печать была создана именно в этот промежуток времени — между 1484 и 1497 годами, по Н.В. Лихачеву и В.К. Лукомскому — в 1489 году.

Какими же были эти 13 лет внутриполитической жизни страны? Каково в то время было положение Софьи Палеолог? Чтобы понять это, нужно познакомиться с составом семьи Ивана III. Его первая жена, Мария Борисовна Тверская, умерла, оставив сына Ивана Ивановича Молодого. В 1482 году он женился на дочери валашского воеводы Стефана Великого, и на следующий год рождается мальчик — Дмитрий Иванович Молодой. С 1485 года Иван Молодой выступает соправителем отца и получает только что присоединенную Тверь. Во время крещения его сына Дмитрия выясняется, что Софья Палеолог самостоятельно распорядилась наследством Марии Борисовны, отдав его своей племяннице, вышедшей замуж за князя Верейского. С этого момента начинается очевидное охлаждение Ивана III к своей супруге и благоволение к невестке. И то, и другое усиливается после смерти Ивана Ивановича в 1490 году. Ведь именно в окружении Софьи был тот иностранный лекарь, которому вменяли в вину преждевременную гибель Ивана Молодого.

Логический исход ситуации был таков: Иван III отдал предпочтение в 1498 году внуку Дмитрию перед сыном от Софьи Палеолог Василием. Внуку было уже 14 лет — этот возраст на Руси того времени считался порогом совершеннолетия. Сын был несколько старше, он достиг уже 19 лет.

Двуглавый орел — один из древнейших символов. Он происходит из стран Древнего Востока и известен по цилиндрическим печатям Халдеи (в Южной Месопотамии) VI века до н. э., барельефам IV-III веков до н.э. в Каппадокии (Центральной Турции). В VI веке этот символ проник в Сасанидское государство, а в XI веке двуглавый орел становится элементом восточного орнамента, в особенности на тканях. В XIV веке двуглавый орел встречается на медных монетах (сравнительно немногочисленных) золотоордынского хана Джанибека (1341-1357), однако государственным гербом в государстве Ждугидов, наследников Батыя, двуглавый орел не стал.