Великий герб Российской Федерации

Со времени крестовых походов двуглавый орел распространяется и по Европе, причем используется первоначально на печатях территориальных княжеств и имперских городов. На печати 1180 года графа Людовика фон Саарвердена представлен двуглавый орел.

Со времен Штауфенов (германских императоров и королей Священной Римской империи 1138-1254 годов, а в 1197-1268 годах и сицилийских королей) двуглавый орел стал королевским гербом. Он присутствует на золотых монетах Фридриха II Барбароссы, сицилийских монетах, распространившись по всему христианскому миру. Спорадически двуглавый орел употреблялся на печатях Людовика Баварского, более регулярно — короля Венцеля Люксембургской династии, а при Сигизмунде стал геральдической птицей. В конце XIII века мы видим его на монетах Бетрана III Красивого во Франции, монетах архиепископов Кельна, Майнца, Трира, монете города Фридберга, секретных печатях чешского короля Вацлава IV (1378-1419).

Двуглавый орел был эмблемой не только светской власти. В XIII веке он выступал и символом Бога-отца: двуглавый орел с распростертыми крыльями, но головами вниз изображен в этом качестве на алтаре церкви Оддер около Орхауса, построенной в 1225-1230 годах. В пределах Византийской империи двуглавый орел тоже выступал в качестве как светской, так и религиозной эмблемы.

При последних Камницах, династия которых правила в Византии в 1801-1185 годах, двуглавый орел превратился в отличительный признак принадлежности к императорскому двору; одежда с двуглавым орлом стала свидетельством высшего положения в византийской иерархии. Однако гербом он не стал ни в камниновское, ни в палеологовское время (1261-1453). На печатях Византии двуглавый орел так никогда и не использовался. С 1327 года там утвердился иной герб — с четырьмя буквами В между концами креста (Basileus).

В отличие от Византии, во многих южнославянских и соседних с ним странах (Сербии, Болгарии, Черногории, а также Албании и Румынии) двуглавый орел служил именно гербом. Двуглавый орел встречается здесь и на монетах, в частности на монетах болгарского царя Михаила Шишмана. Гербом он был, по-видимому, и в Морейском деспотате. Имелся двуглавый орел и на монетах трапезундских императоров Алексея III (1349-1390) и Мануила III (1390-1416).

Таким образом, путь распространения этой эмблемы довольно причудлив: Восток — Центральная и Западная Европа — окраины византийского мира — Золотая Орда — сама Византийская империя, на которую воздействовал опыт и восточный, и западный.

В начале двадцатого столетия на основе использования образа двуглавого орла на ордынских монетах хана Джанибека (1341-1357) была выдвинута идея о воздействии ордынской эмблематики на русскую. Сама по себе эта идея небеспочвенна. Наименования некоторых единиц русской денежной системы, заимствованные из Орды, свидетельствуют о хорошем знакомстве русских с монетами, чеканенными там. Речь идет о терминах «алтын» (от тюркского слова «шесть») и «пуло» (1/6 основного медного номинала и собирательное — деньги вообще). Однако большой временной разрыв между орлом монет Джанибека и двуглавым орлом русских монет и печатей, стилистическое отличие ордынских и русских образов этой фантастической птицы не позволяют согласиться с этим предположением. Кроме того, на пути усвоения двуглавого орла из Орды должны были стоять и психологические препятствия: эмблема угнетателей не могла стать государственной эмблемой угнетенных.

Некоторое время казалась более правдоподобной другая гипотеза, будто введение двуглавого орла означало заимствование Русью южнославянского опыта. В пользу этой гипотезы говорят и временная, и географическая близость, и довольно тесные связи Руси со странами византийского мира.

Образ двуглавого орла рано проник в прикладное искусство Руси. Так, на декоративной плитке XII-XIII веков из Василева (Северная Буковина на Днепре) видели двуглавого орла с распростертыми крыльями. Изображен двуглавый орел на тверских монетах начала XV века, терракотовых изразцах того же времени, найденных у Нижнего рынка города Минска. Василевский тип двуглавого орла по форме вполне соответствует той разновидности, которая изображена на печати Ивана III в конце XV века. В качестве прототипа орла печати 1497 года американский исследователь Г. Алеф называет другую, более близкую аналогию — мозаику одной из церквей в г. Мистре (Морея), на которой двуглавый орел увенчан тремя коронами. Возможно, полагает он, Софья Палеолог, сама происходившая из Мореи, привезла с собой на Русь какой-либо предмет с эмблемой, которая и была использована Иваном III двадцатью годами позднее.