Развитие инструментальной музыки в эпоху романтизма

В Лукке его музыкальные обязанности были широки – он выступал соло, играл в квартетах, дирижировал оперными спектаклями. Однако долгое пребывание на одном месте не в характере Паганини и уже с 1809 года, то есть еще не порывая окончательно со службой, он вновь начинает вести жизнь странствующего концертанта, разъезжая по Италии. Весной 1813 года он поселился в Милане и с головой окунается в художественную жизнь столицы северной Италии, полную ожесточённых споров между романтиками и классицистами. Здесь он сближается со знаменитыми поэтами, музыкантами, знакомится со Стендалем.

Слава о Паганини, его фантастическом искусстве к этому времени выходит уже за пределы Италии. Опубликованные 24 каприса для скрипки соло вызывают в Париже недоумение Байо, Берио, Абенека. Никто не верит, что их можно играть. В Милан, померяться силами с Паганини, едет известный французский скрипач-виртуоз Лафон. 7 марта 1816 года в театре Ла Скала состоялось их состязание, на котором Лафон потерпел полное поражение. Но абсолютно прав И. Ямпольский, когда пишет: «В исторической перспективе времени ясно, что Лафон и Паганини были явлениями несоизмеримыми, что между Паганини, который, по словам Гейне, «легким ударом смычка то уводил нас в самые солнечные выси, то открывал перед нами полные ужаса глубины», и элегантным Лафоном, этим аристократом среди французских скрипачей, так же как между Листом и Тальбергом, не могло быть подлинного соперничества».

Романтизм – многоликое явление с разными, порой эстетически противоположными тенденциями. В начале XIX века, когда романтизм только формировался, он порождал и смешанные течения, причудливо сочетавшие в себе черты классического и романтического искусств. Лафон был скрипачом, в стиле которого принципы старой французской классической скрипичной школы Виотти, Байо, Крейцера потерпели значительную трансформацию романтического порядка в его игре уже проявилась синтементалистско-салонная лирика и хрупкая, изящная виртуозность, которая постепенно стала одним из характерных признаков франко-бельгийской скрипичной и виолончельной школ первой половины XIX века. Представители этой школы резко отличались от темпераментного, буйного романтика Паганини.

Но Паганини не принял и такой романтик, как Л. Шпор, впервые познакомившийся с гениальным итальянцем в 1816 году в Венеции. Игру Паганини Шпор услыхал позднее, уже у себя на родине, и резко осудил, но уже по услышанным им в Италии рассказам, эффекты, которыми славился генуэзер, казались ему шарлатанскими.

«То, что пленяет в его игре итальянскую публику и порабощает её, - записывает Шпор в автобиографии, - оказывается не чем иным, как рядом «прелестей», которыми за много лет до него восхищал наших бабушек наш соотечественник Шеллер. Это искусственные флажолеты, вариации на одной струне… известного рода пиццикато левой рукой и многие, противоречащие природе инструмента звуки фагота, голоса старой бабы и тому подобные фокусы».

В Венеции Паганини создает одно из самых своих прославленных произведений – «Венецианский карнавал», порождающий массу подражаний. «Карнавал» – энциклопедия его виртуозности и вариационной техники. Он примечателен также и романтичностью пестрых, ярких образов, свежим народным колоритом, Именно это произведение стало своего рода знамением виртуозно-романтического искусства последователей Паганини. В Венеции же произошла встреча Паганини с Байроном, оставившая глубокий след в душе скрипача.

В 1818 г. в Италию приезжает знаменитый польский скрипач К. Липиньский, привлеченный славой Паганини. Первоначально он, подобно Лафону, намеревался вступить в состязание со своим итальянским собратом, но, услыхав игру Паганини, отказался от этой мысли. Между Паганини и Липиньским завязалась дружба, продолжающаяся до приезда итальянца в Варшаву. Липиньский был безумно увлечен искусством Паганини и стремился в своей игре приблизиться к его стилю. Но их индивидуальности были не менее различны, чем у Паганини с Лафаном, хотя по иному. Свойственная искусству Липиньского благородная, строгая мужественность связывала его с классицизмом и становилась неодолимой преградой между ним и Паганини.

В 1818 г. завязалась дружба Паганини с Россини. Композитор обожал скрипача. Паганини отвечал ему тем же. Известно. Что скрипач написал ряд фантазий на арии из опер Россини. В 1819 г. Паганини познакомился в Риме со знаменитым французским художником Энгром; памятью этой встречи остался карандашный портрет скрипача.