Система юридических лиц в гражданских правоотношениях

По существующему законодательству в уставной капитал общества вклады могут вноситься деньгами, имуществом, имущественными правами, исключительными правами, в том числе вкладом в имущество общества может быть так называемое «ноу-хау». Поскольку объективно оценить подобные права затруднительно, такие вклады часто служат для формирования фиктивного уставного капитала, никак не обеспечивающего права кредиторов. При этом не установлена ответственность учредителей за неправильное проведение оценки подобного рода прав и за не привлечение к данной работе оценщика в случаях, когда это установлено законом.

С уставным капиталом связана другая проблема – его уменьшение. Кредиторы общества в случае уменьшения его уставного капитала (даже самого незначительного) вправе потребовать досрочного исполнения обязательств общества перед ними и возмещения убытков. Ясно, что в случае, если все кредиторы воспользуются предоставленным им правом и потребуют досрочного исполнения обязательств, это может привести общество к банкротству. Представляется целесообразным внести изменения в соответствующие статьи Федеральных законов «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» в частности установления судебного порядка предъявления требований об исполнении обществом своих обязательств перед кредиторами в случае уменьшения уставного капитала. Возможны и иные пути решения данной проблемы.

Проблемы формирования интегрированных структур. Общей проблемой для всех видов юридических лиц является формирование интегрированных структур, в особенности учреждение дочерних и зависимых обществ. Для создания организацией такого общества не требуется решения общего собрания акционеров; не прописан порядок его учреждения, что приводит ко множеству злоупотреблений со стороны совета директоров и исполнительных органов общества. Следует установить четкий порядок образования и функционирования дочерних и зависимых обществ, а также определить, что образование таких обществ относится к компетенции общего совета акционеров.

В отношении дочерних и зависимых организаций можно также указать, что ГК РФ содержит только две статьи: 105 («Дочернее хозяйственное общество») и 106 («Зависимое хозяйственное общество»). Таким образом, встает вопрос о возможности организаций создавать интегрированные структуры не только в виде хозяйственных обществ, но и в какой-либо другой организационно-правовой форме.

Также следует отметить, что в федеральных законах «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержатся статьи, посвященные дочерним и зависимым обществам, а в ФЗ «О производственных кооперативах» таких положений нет. Возникает вопрос о возможности и порядках образования подобных структур производственными кооперативами.

Общества с ограниченной ответственностью.

Рассматривая проблемы создания и функционирования обществ с ограниченной ответственностью, в первую очередь следует обратить внимание на проблему необоснованного требования заключения двух учредительных документов (устава и учредительного договора). В данном случае целесообразно установить требование по заключению только одного учредительного документа – устава, как и в случае с акционерным обществом.

Общества с дополнительной ответственностью.

В настоящий момент согласно ГК РФ существует отдельная организационно-правовая форма юридического лица – общество с дополнительной ответственностью (п.5 § 2 гл.4 ГК РФ, где содержится всего одна статья – 95). Между тем установлено, что к обществу с дополнительной ответственностью (ОДО) применяются правила ГК РФ об обществе с ограниченной ответственностью (ООО), если иное не установлено в ст. 95. Зафиксированное указанной статьей отличие ОДО от ООО состоит в ответственности участников ОДО – они солидарно несут ответственность по обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определенном учредительными документами общества. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок не предусмотрен учредительными документами общества.

На практике при применении указанных положений ГК РФ возникает ряд вопросов.

Если к ОДО применяются положения законодательства об ООО, за исключением регулирования ответственности участников, то почему данное юридическое лицо выделяется в отдельную организационно-правовую форму, а не является разновидностью ООО (как в случае с акционерными обществами – они делятся на открытые и закрытые). В результате такого регулирования деятельности ОДО возникают неприятности в применении положений о преобразовании ОДО в ООО, и наоборот. Поскольку ОДО является самостоятельной организационно-правовой формой, его преобразование в ООО должно быть проведено как реорганизация, а не смена типа, как в случае с ЗАО и ОАО. При этом обществу нужно проходить все реорганизационные процедуры, что в данном случае нецелесообразно. Более того, в ст. 92 ГК РФ (реорганизация и ликвидация общества с ограниченной ответственностью) указано, что ООО может быть преобразовано в акционерное общество или производственный кооператив. О возможности преобразования ООО в ОДО не сказано. Этот пробел восполнен в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в ст. 56 которого указано, что ООО вправе преобразовываться в акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью или производственный кооператив. Однако в соответствии с тем, что нормы, содержащиеся в специальных законах, должны соответствовать ГК РФ, не ясно, каким нормативным актом следует руководствоваться при проведении преобразования ОДО в ООО, и наоборот.