Человек и общество

«Христианство принесло с собой радикальное изменение в понимании соотношений между личностью и обществом, оно совершило величайшую в истории мира духовную революцию, и последствия этой революции не окончательно приняты человеческими обществами и до наших дней, хотя бы общества эти почитали себя христианскими. В христианских обществах продолжают действовать языческие начала, и обнаруживаются бурные реакции и языческого национального партикуляризма и языческого государственного и космического универсализма, одинаково подавляющих личность. Христианство подавляет новое измерение бытия. Христианство учит о бесконечной ценности отдельной человеческой души, которая стоит дороже всех царств мира. Личность совсем не есть уже дробная часть мира и общества. Личность наследует вечность, которую не наследует ни какое государство. Она не принадлежит уже целиком обществу и государству, она прежде всего принадлежит духовному миру и церкви, т.е. иному измерению бытия, в котором величина и значительность определяются не количеством, не сложением. Евангелие устанавливает абсолютное различие между Царством Божьим и царством кесаря. Это различие было совершенно не понятно для мира античного. И оно с трудом усваивается и христианским миром, в котором на церковь была наложена печать царства кесаря. К античному отождествлению Царства Божьего и царства кесаря возвращается лаическая демократия, в форме непосредственной и мягкой, и коммунизм в форме зловещей. Установив абсолютное различение царства кесаря и Царства Божьего, христианство в принципе духовно ограничило власть всякого общества на д личностью, ибо личность принадлежит не только царству кесаря (общественному плану), но и Царству Божьему (духовному плану). Религиозная совесть не зависит от общества и государства, она имеет другой источник. Личность лишь частично принадлежит обществу и воздает кесарево кесарю. Свобода человеческой совести, свобода человеческого духа была утверждена кровью мучеников, которые отказались воздать божеские почести кесарю. Но христиане в своей истории часто изменяли этой завоеванной свободе человеческого духа, они постоянно воздавали Божье кесарю и кесарево Богу. Они начали это делать со времени Константина Великого. Ничто ни дается с таким трудом, как разграничение кесарева и Божьего. Между тем как от этого разграничения зависти духовная независимость и свобода личности перед лицом общества и государства. Государство имеет тенденцию принимать обличье церкви и это в самых противоположных формах, - в теократии и абсолютной монархии, в демократии, притязающей на абсолютность, в коммунизме. Церковь имеет тенденцию принимать обличие государства и действовать его методами. Этим наполнена христианская история, и с этим связаны все насилия, которыми запятнала себя историческая церковь. Проблема остается трагической , и по-видимому, не может быть окончательно разрешена, ибо трагедия не знает благополучного исхода. Бесконечная жизнь и бесконечные права духа неизмеримы с обществом и его требованиями. Дух и реализует себя в обществе и задушается в нем. Дух не может не бороться с диктатурой общества, какую бы форму эта диктатура не принимала. Дух не может не восстать через личность против всякого абсолютного государства, будь это абсолютизм монархический, демократический или коммунистический. Отождествление духа с государством, которое мы находим у Гегеля, есть величайшая ложь и языческое идолопоклонство. Дух в своем раскрытии пользуется государством, как своим орудием, но никогда не воплощается в государстве, не воплощается и в обществе, как природно-исторической действительности. Лишь через личность раскрывается бесконечная духовная жизнь, и лиши в ином, не природно-историческом, не общественном плане личность приобщается к духовному обществу, к духовной общности. Фашизм во всех своих формах есть языческая реакция внутри христианского общества.

Во все времена люди стремились познать себя, найти свое место в жизни, несмотря на всевозможные общественные катаклизмы. На помощь всегда приходили литература, живопись, музыка. Когда я слушаю Чайковского, я обо всем забываю, стоя на пороге величественного духовного мира. Я не понимаю, как можно было семью нотами, семью значками на нотном листе выразить все это богатство, космическую глубину и высоту души, и думаю об одном: вот в этой душе до конца проявилось то, что дано было от Бога. А ведь жизнь этого человека была страстной, в ней часто случались падения, но мы не помним ничего этого - мы слышим только музыку. Итог этой жизни - итог колоссальных усилий, исполинской борьбы. И вот - душа современного человека. Пустая, неодухотворенная и не осмысляющая себя. Когда в ней происходит борьба, стремление показать миру свое "я" - это чаще всего заканчивается поступками бесчеловечными, жестокими. Вспомним слова Вольтера: "Никуда не годится тот, кто годен только для себя". Забывая эти слова, мы можем пройти мимо человека, по сути брата своего, которому стало плохо на улице и срочно требуется помощь. Мы молчим, когда здоровые парни, вполне способные заработать на жизнь честным трудом, занимаются разбоем.