Человек и общество

Человек и общество. Эта проблема остается злободневной, насущной на протяжении всех веков, никого не оставляя равнодушным. Не оставила она равнодушными и писателей советского периода. Вообще литература советского периода внесла огромный вклад в развитие отечественного искусства.

Одна из величайших заслуг советской литературы состоит в том, что она воскресила и обновила начавший угасать с начала ХХ века под воздействием антиреалистических течений интерес к великим проблемам человеческого бытия, дав этим проблемам свое новое, исторически обоснованное течение.

К таким вопросам общемирового значения прежде всего следует отнести проблему «человек и общество» и – в тесной связи с нею – становящуюся ныне все более острой проблему самоценности личности.

Не следует выпускать из вида всю сложность и историческую изменчивость этой проблемы. Личность и движение общества нередко находились в весьма противоречивых отношениях. Часто человек, страдая от давления общественных условий, воспринимал законы истории как враждебную, роковую силу.

В свое время А.И. Герцен так, например, характеризовал сложность этого вопроса: «Понять всю ширину и действительность, понять свою святость прав личности и не разрушить, не раздробить атомы общество – самая трудная социальная задача. Ее разрешит, вероятно, сама история для будущего, в прошлом она не когда не была разрешена».

К сожалению, сложный вопрос о единстве личности и общества иногда получает упрощенное истолкование, трактуется как плоское торжество, как растворение индивидуальности в массе. Такое понимание противоречит самой сути советской литературы, положение человека в стране. Утверждая тесную связь индивидуального с общественным, частного с историческим, необходимо ясно раскрыть смысл всех аспектов этого понятия. Жизнь уже давно показала недостаточность самых правильных общих формул вне их реального содержания, - в частности, мысли о приоритете общественного над личным, которая зачастую повторяется как аксиома, не требующая доказательства.

Передовое воззрение героя, его устремленность к революции создают предпосылки для наиболее полного его слияния с обществом, с его ведущими силами. Именно такой герой наиболее естественно и свободно чувствует себя в водовороте событий. Но путь гармонии к интересам личности и общества совсем не легок и не прост. Для ее достижения нужны борьба, мужество, умение выбрать нужный жизненный ориентир. У многих это единство достигается лишь в итоге драматической внутренней борьбы, ряда серьезных жизненных уроков и испытаний.

Таков, например, удел главных героев трилогии «Хождение по мукам» А.Н.Толстого.

В романе «Сестры» героев больше всего занимает вопрос о своей собственной судьбе: не погибнет ли их личное счастье, не затеряются ли они в грандиозном потоке событий революции, не станут ли жалкими соломинками в водовороте истории? Им нужно выяснить свое место в новом, только складывающемся мире. Вопрос о судьбе человеческой индивидуальности в эпоху революционного переворота остро волнует А.Н. Толстого, как и многих других писателей того времени.

Перед автором «Хождения по мукам», стремившимся к широким художественным обобщениям, стояла сложная творческая задача – исследовать органическую связь между историей и индивидуальностью героев, между обществом и личностью. Эту связь А.Н. Толстой раскрывает в широком разнообразии судеб и характеров. Роман о жизни Телегина и Даши, Рощина и Кати во второй и третьей книгах «Хождение по мукам» перерастает в эпическое повествование о России времени гражданской войны. То, противоречие интимного, личного – и общественного, которое составляло главный мотив «Сестер», находит убедительное разрешение: основные исторические события реалистически изображаются через восприятия героев, неотделимо от их самих сокровенных человеческих чувств.

Буря революции, перипетии напряженной общественной борьбы резко изменили судьбы Телегина, Рощина, Кати и Даши, разрушили их планы, разъединили по началу этих героев. Непорочной, иллюзорной оказывается, как неопровержимо показала жизнь, мечта о замкнутом личном счастье, счастье вопреки войнам и революциям, вопреки историческим потрясениям. Лишь приобщение героев трилогии А. Толстого к революционному народу снимает противоречие между личным и общественным. Все – и общественное, и личное – гармонично объединяются в понятии и чувстве родины.

Ощущение своей силы, вера в историческое будущее страны и народа окрашивают по-новому и личные отношения героев. Их чувства не только сохраняются, они обогащаются, становятся глубже и сильнее. Раньше боязнь за личное счастье заставляла их изолироваться от людей, бояться бурь и волнений казавшейся им такой беспощадной и неприветливой действительности. Теперь они остро чувствуют свою взаимосвязь с другими людьми, со всем народом, а любовь уже не представляется им хрупкой скорлупкою, непознаваемой загадкой, - она несет с собой радости и тревоги самой жизни. Новое сознание, новые чувства наполняют их жизнь подлинным оптимизмом, придают ей особый смысл и ценность. Личное в представлении героев трилогии уже не кажется чуждым, противостоящим общественному, а напротив, укрепляется, находит опору в жизни, расцветает, озаренное патриотическим чувством граждан свободной страны.