Человек и общество

Познание судеб человека и страны в тесной связи с глобальной проблемой «личность и общество» - так можно определить направление творческих исканий другого выдающегося советского писателя старшего поколения – С.Н. Сергеева-Ценского. Еще в ранней поэме «Лесная топь» он стремился ставить основные философские и этические вопросы: о праве человека на счастье, о смысле жизни. Но судьбы многих его героев раннего периода творчества, как правило, отягощает нечто надрывное, болезненное. При всем разнообразии изображенных им в дореволюционное время человеческих типов. Сергеев-Ценский длительное время не включал в круг своих героев человека глубоко осознанного активного социального действия. Этот герой появился у него лишь после Октября, воплотившись в монументальных эпических полотнах – «Севастопольская страда» и «Преображение России».

Главную роль в обогащении взглядов Сергеева-Ценского на судьбы страны, народа, человека сыграл, безусловно опыт революции, гражданской войны, утверждение социализма. Революция раздвинула для Сергеева-Ценского границы мира, неизмеримо расширела горизонты его творческого виденья мира. Он воспринял движение, человеческой судьбы в связи с историей, сумел охватить общество в его цельности и развитии. В дальнейшем своем творчестве писатель достигает органического слияния выражения личности с коренными вопросами преобразования мира; расширяется круг его героев, они внутренние обогащаются в трудовой общественной деятельности. «Бытовой человек» превращается у Сергеева-Ценского в «человека исторического», «человека политического».

Реалистически многомерно писатель изображает своего героя в его разносторонних взаимоотношениях с эпохой, определяющих его место и поведение в жизни. Соответственно ходу революционной действительности, у Сергеева-Ценского на первый план выступает тема выбора, определение человеком своей позиции и своего пути, органически связанная с темой ответственности и свободы личности. Как известно, воплощение обостренных противоречий эпохи порой приводило раннего Сергеева-Ценского к печальному выводу об иллюзорности взглядов человека на свободу и возможность выбора своего пути. Теперь, же следуя движению времени, писатель дает на примере своих основных героев –Ливенцева, Сыромолотова, Матийца – исторически обоснованное решение этой, можно сказать, универсальной проблемы советской и всей литературы.

Некогда, в начале века, Сергеев-Ценский с большой силой рисовал крушение человека, трагичность его судьбы под воздействием фатальных неотвратимых сил. Теперь он раскрывает сложность формирования в огне общественной борьбы нового сознания. В центре этого сложного процесса духовного восхождения героев Сергеева-Ценского – органическое восприятие идеи революции, осознание неотделимости своей судьбы от судьбы народа, судьбы России.

Совершенно по иному освещается тема взаимоотношений человека и общества в «Тихом Доне» М.Шолохова. К концу романа терпит крах смутная надежда Григория на обособленное существование, вне борьбы белых и красных. Это представлено в трагической кульминации произведения, в утрате героем всех связей с тем, что роднило его с окружающим миром. Художник с огромной силой раскрыл опыт истории, опыт реального движения жизни. «Тихий Дон» неопровержимо свидетельствует о неотделимости судьбы человеческой и судьбы народной, о возросшей ответственности личности в эпоху коренного перелома в жизни общества.

С величайшей художественной силой показывает Шолохов, как энергичный и одаренный человек, направленный враждебными силами на неправильный путь, опустошается, становится одиноким. Уходят в безвозвратное прошлое его внутренняя сила, живой интерес к жизни, непосредственность. Григорий говорит Михаилу Кошевому: «Все мне надоело, и революция и контрреволюция. Нехай бы вся эта… нехай оно все идет пропадом! Хочу пожить возле своих детишек, заняться хозяйством, вот и все».

С одной стороны, Григорий высказывает тут стремление найти покой в трудовой жизни. Но с другой – этот идеал предполагает уход от движения общества, от живой истории. Смерть Аксиньи, весь путь Григория, да и вся логика романа говорят о невозможности осуществления такой общественной и личной иллюзии…

Куда автор поведет Григория, чем кончится роман? Вопросы эти волновали многочисленных читателей «Тихого Дона». Сколько было высказано некогда предложений, пожеланий и прогнозов! Можно было бы закончить повествование приходом Григория в Красную Армию. Роман завершился бы «счастливой развязкой»…