Формирование кыргызского народа

Файл : 3579-1.rtf (размер : 116,052 байт)

Формирование кыргызского народа.

Бактыгулов Дж.

Проблема формирования кыргызского народа сложна и многогранна, в ней много дискуссионных вопросов. Уже более двух тысяч лет тому назад в письменных источниках встречаются этнонимы и топонимы, относящиеся к древним предкам современного кыргызского народа. Следовательно, истоки сложения кыргызского этноса уходят своими корнями в эту древность и непосредственно связаны с территориями Восточного Туркестана, Центрального Тянь-Шаня, Памиро-Алтая, Семиречья и Центральной Азии. Не только историкам, но и всем обществоведам широко известна крылатая фраза академика В. В. Бартольда: "Киргизы (кыргыз) принадлежат к числу древнейших народов Средней Азии" [1].

В настоящей статье, используя материалы, полученные нами в экспедициях, летописные сведения, различные источники и исследования других специалистов, мы предлагаем свое видение на предмет формирования кыргызского народа.

Прежде всего вкратце рассмотрим историю сложения специфических черт кыргызского языка - главного определителя этноса. В свою очередь по своему происхождению он входит в семью тюрских языков. Общеизвестно, что тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские языки входят в так называемую алтайскую ветвь дальнеродственных языков. С XIX в. в науке прочно утвердились понятия "алтайские языки", "алтайская семья народов", под которыми имели в виду все тюркские языки, в том числе и кыргызский. Сущность объединения алтайской ветви дальнеродственных языков понимается разными учеными неодинаково. Одни языковеды считают алтайские языки языковым союзом, т.е. языковой общностью, образовавшейся в результате постоянных контактов живших по соседству носителей тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских языков. Другие же лингвисты полагают, что алтайские языки связаны генетически и образовались из одного праязыка, дивергенция которого произошла, однако, весьма давно - не позднее 10-8 тысячелетий до н.э.[2] Прародину алтайского этноязыкового единства, как правило, ищут (те, кто его признает) где-то в Средней Азии и в примыкающих районах Северного Ирана, где распались тюркские, монгольские и тунгусо-маньчжурские языки, сейчас сказать трудно, скорее всего это произошло восточнее места распада алтайского праязыка. Сложно также определить место и время выделения из алтайской семьи языков этноязыковой общности тех ее ветвей, которые позже приняли участие в сложении корейцев и японцев [3].

Во 2 - 1 тыс. до н.э. на обширной территории Восточного Туркестана, Южной Сибири, Монголии, Маньчжурии со временем сложились пратюрко-монгольские и пратунгусо-маньчжурская языковые общности. Внутри пратюрко-монгольской общности с середины 1 тыс. до н.э. началось сложение прототюрских и протомонгольских языков. Племена - носители прототюрских языков консолидировались в Центральной и Внутренней Монголии, от Байкала до Ордоса, а племена - носители протомонгольских языков - в Северной Маньчжурии и Северо-Восточной Монголии [4]. В VII-VI вв. до н. э. китайцы уже выделяют этническую разницу между ними. Кочевники, населявшие Центральную Азию в это время, именуются Сыма Цянем жун и ди; позднее их стали называть ху. В ту же эпоху в степях Внутренней Монголии, Южной Маньчжурии и в отрогах Большого Хингана жили шаньжуны (горные жуны) и дунху (восточные варвары) [5]. Видимо, жуны - это прототюрки, а дунху - протомонголы того времени. Они не были политически объединены, "все они были рассеяны по горным долинам, имели собственных вождей, и хотя нередко собирались свыше ста (племен) жунов, они не сумели объединиться в одно целое" [6].

Источники сообщают, что главным их занятием было кочевое скотоводство: "Переходят со скотом с места на место, смотря по достатку в траве и воде. Постоянного пребывания не знают. Живут в круглых юртах, из коих выход обращен к востоку. Питаются мясом, пьют кумыс, одежду делают из разноцветных шерстяных тканей. Кто храбр, силен и способен разбирать спорные дела, тех поставляют старейшинами. Наследственного преемника у них нет. Каждое стойбище имеет низшего начальника. От ста до тысячи юрт составляют общину. От старейшин до последнего подчиненного каждый сам пасет свой скот и печется о своем имуществе, а не употребляют друг друга в услужение. В каждом деле следуют мнению женщин, одни военные дела сами решают. Войну ставят важным делом " [7]. Такой же "варварский" образ жизни вели и древние кыргызы.