Формирование кыргызского народа

В период отделения племен - носителей тюркских языков от алтайской языковой общности и складывания общетюркских (близкородственных) признаков появляются все новые и новые понятия и термины, связанные с кочевым образом жизни, освоением новых пастбищ с новыми фауной и флорой, развитием скотоводства и земледелия, возникновением домашних промыслов и.т. д. Постоянное общение кочевых племен- носителей протюрских языков содействовало выработке сходных элементов в языке, что нашло отражение в грамматике и отчасти в словаре современных близкородственных (тюркских) языков.

Что касается кыргызского языка, то в древности и раннем средневековье в его развитии можно выделить два этапа:

1. III в. до н.э. - VIII в.н.э. Этот древнекыргызский этап истории кыргызских черт языка территориально протекал в Восточном Туркестане, Тенгир-Тоо (Притяньшанье), в Минусинской котловине и в близлежащих районах Саяно-Алтайского нагорья.

2. IX - XIII вв. в этот период вполне сложились общенародные черты в кыргызском языке, составляющие его специфику и диалекты. Кыргызские кочевые племена в основном сформировались в народность.

Древние кыргызы (цзяньгуни), обитавшие во второй половине I тыс. до н.э. на территории Восточного Туркестана, Тенгир-Тоо (Притяньшанье), принимали активное участие в политических событиях того времени. По сведениям Сыма Цяня, в эпоху Чжаньго (403-221 гг. до н.э) сложилась новая политическая ситуация в Восточном Туркестане, Средней и Центральной Азии. Вместо некогда сильных жунов на севере и западе образуется мощные объединения кочевых племен дунху (хунны) и юэчжи (тохары). У кочевых племен дунху появился единый правитель и они достигли "расцвета" [8].

До сих пор науке не известно происхождение сюнну. Согласно Сыма Цяню, "родоначальником сюнну был отпрыск правителей рода Ся по имени Шуньвей". Правление этой династии относится к первой половине 2 тыс. до н.э. первые достоверные сведения о сюнну датированы лишь концом III в. до н.э. за эти полутора тысяч лет, как ни странно, об этом народе нет никаких сведений. В VII-V вв. до н.э. его предки жили к востоку и юго-востоку от современной Монголии в степных и лесостепных районах Маньчжурии и частично во Внутренней Монголии. В IV-III вв. до н.э. сюнну переместились к западу и заняли пространства между Забайкальем и Ордосом (излучина р. Хуанхе). Здесь образование и возвышение племенного союза во главе сюнну (хуннов) связано с именем шаньюя Маодуня. Он стал верховным вождем сюнну (хуннов) осенью 209 г. до н.э. на востоке он разбил наголову соседние кочевые племена, известные под собирательным термином "дунху" (восточные варвары), в которых современные исследователи видят предков позднейших монголов. Затем на западе он напал и покорил юэчжей (тохаров), на юге присоединил ряд районов, где кочевали племена лоуфань и баяйн.

Из этих событий можно сделать следующие выводы. Во-первых, история сюнну (хунну) свидетельствуют, что сформировалась первая известная исторической науке тюркоязычная этническая общность. Во-вторых, сюнну (хунну) создали впервые в мире древнейшую кочевую империю, традиции которой в значительной мере наследовали все последующие (Сяньбийская, Тюркская, Уйгурская, Кыргызская, Монгольская, Джунгарская) империи. Западная граница ее была в Восточном Туркестане, Притяньшанье. В третьих, эта кочевая империя, возникшая в конце III в. - середине II в. до н.э., занимала огромную территорию в Центральной Азии, населенную тюркскими, монгольскими и иранскими народами. В-четвертых, это государство позволило устранить барьеры на пути этнических и культурных контактов, привело к образованию новых форм материальной культуры и общественных отношений. В-пятых, именно с государством сюнну связана происхождение многих племен и народностей более позднего времени.

В 203-202 гг. до н.э. основатель хуннской державы Маодунь подчинил племена Саян, Алтая и верхнего Енисея. В 176-165 гг. он и его наследник Лаошан нанесли поражение юэчжам (тохарам). Юэчжи вторглись в Семиречье и на Тянь-Шань. Впоследствии они продвинулись далее на юго-запад и в Бактрии создали условия для возникновения мощного Кушанского государства. Хунну установили контроль над богатыми оазисными государствами бассейна Тарима. Безраздельное политическое влияние хуннов в Восточном Туркестане длилось свыше полувека. По мнению С.Г. Кляшторного, вышедшие из среды позднехуннских племен, переселившихся в Восточный Туркестан, тюрки оказали особенно значительное влияние на судьбы Восточного Туркестана.9