Война в воздухе: авиация в период второй мировой войны

В полет в основном должны были уйти ТБ-7 с дизелями М-40Ф. Многие экипажи не имели необходимых навыков взлета на полностью загруженных машинах, а только в таком варианте с полной загрузкой бомб и топлива имело смысл лететь на Берлин. Проведенные расчеты показали, что ТБ-7 с дизелями М-40Ф с бомбовой нагрузкой 4000 кг из них 2000 кг на внешней подвеске могли обеспечить полет на дальность со сбросом бомб в середине маршрута и благополучно вернуться на базу.

Секретность задания была такова, что ПВО Ленинграда и Балтфлота об этой акции ВВС не имели ни малейшего представления. Помимо этого ни зенитчики ни строевые летчики не имели в массе своей также ни малейшего представления о новых бомбардировщиках советских ВВС. Учитывая состояние личного состава в начале воины, незнакомые ТБ-7 и Ер-2 могли с большой долей вероятности стать целями для наших летчиков-истребителей и зенитчиков которые хорошо изучили внешние отличия немецкого Fw200 Кондор единственного четырехмоторного бомбардировщика Германии, который изредка появлялся на советско-германском фронте. Поэтому увидев ТБ-7 и зенитчики и летчики были уверены, что палят и атакуют германский Кондор.

Самолеты утром 10 августа сели на незнакомый аэродром в Пушкино На ознакомление с новым аэродромом у экипажей было всего несколько часов. Уже вечером того же дня бомбардировщики начали разбегаться по полосе.

Прелести начались еще на старте. Ер 2 Молодчего снес шасси о дренаж на краю аэродрома (мощности М-105 не хватало для взлета перегруженных Ер 2 и машины имели слишком большую длину разбега).

На ТБ-7 №42046 командира корабля майора Егорова отказали два правых дизеля М 40Ф сразу после отрыва самолета от земли ТБ-7 потерпел катастрофу. После такого лихого начала Жигарев остановил операцию. В результате на Берлин ушли 7 ТБ-7 и 3 Ер 2.

На самолете №42035 лейтенанта В.Д. Видного над оккупированной территорией загорелся левый внешний двигатель. Экипажу удалось ликвидировать пожар. Самолет продолжал лететь к цели с потерей высоты. За 370 км до Берлина были сброшены бомбы и машина легла на обратный курс Вскоре отказал еще один М-40Ф экипаж с трудом дотянул до нашей территории и совершил посадку на аэродроме Обухове.

ТБ-7 №42045 (командир капитан А.Н. Тягунин) отбомбившись имел отказ одного из дизелей, что давало экипажу возможность дойти до дома, но беда не приходит одна. Машину над побережьем Балтики весьма удачно обстреляли свои зенитчики добившись прямого попадания в самолет, Тягунин посадил самолет на брюхо разбив машину. С полным чувством выполненного долга на обратном пути отбомбившийся по Берлину Ер-2 лейтенанта Б.А. Кубышко, сбил наш ошалевший И-16. Экипаж Ер-2 спасся на парашютах.

Ер-2 капитана А Г Степанова пропал без вести.

ТБ-7 №42055 (командир майор М.М. Угрюмов) отбомбился по Берлину. В ходе полета несколько раз на больших высотах отказывали М-40Ф, экипаж выполнил посадку на последних каплях керосина в Торжке Самолет ТБ-7 №42046 (командир старший лейтенант А.И. Панфилов) над территорией Германии обстреляли зенитки, самолет получил значительные повреждения. Экипаж сбросил бомбы и лег на обратный курс. Затем из за масляного голодания отказали два М-40Ф. Машина пошла на вынужденную на территории Финляндии посадку. При посадке пять человек погибли остальные пошли к линии фронта – к своим. У линии фронта они были взяты в плен финнами.

Домой в Пушкино вернулись один TБ-7 старшего лейтенанта Пепегелова.

Еще при наборе высоты самолет №42036 Водопьянова был атакован истребителями И-16, но дошел до цели и отбомбился по Берлину. Над Германией самолет попал под зенитный огонь и был поврежден, затем выполнил вынужденную посадку в районе Йыхви на территории Эстонии, уже оккупированной немцами. Самолет был разбит, а экипаж остался живым. Два дня пробирались к своим по территории, занятой немцами. Спасло их то, что вторым пилотом в экипаже был эстонец Пусеп, родившийся в Сибири и хорошо знавший язык своих предков, поэтому с местным населением общался только он, а остальные члены экипажа в контакт с местным "дружественным" населением не вступали Это помогло им выйти к своим живыми.

ТБ-7 №42045 командира корабля капитана Тягунина успешно сбили зенитчики Балтфлота. ТБ-7 №42016 (командир корабля майор А.А. Курбан) бомбил Берлин, получил повреждения от зенитного огня и был разбит при вынужденной посадке в районе Ропши.

Результаты налета на Берлин были удручающие из ушедших на Берлин 10 машин вышли на цель и отбомбились только шесть. В Пушкино вернулось только две машины. За проведение столь "эффективной" операции кто-то должен был ответить. Строго говоря, если бы не спешка в непосредственной подготовке к выполнению задания, может быть, все было бы более благополучно. Правда, отказы "злосчастных" М-40Ф вряд ли удалось исключить, но вот выбор нормального аэродрома базирования (аэродром в Пушкино был слишком малых размеров для перегруженных машин, особенно это касалось Ер-2) и оповещение своей ПВО можно было выполнить. Вину за спешку вполне можно возложить на Сталина, вкупе со своими высшими авиационными генералами, которые не удосужились или побоялись сказать правду Хозяину о том, что за два дня такие серьезные операции не подготавливаются.