К.П. Брюллов - портретист

Особую группу произведений Брюллова, созданных и последние годы его жизни в Италии, составляют портреты детей Витгенштейн, семьи Марриетти, а также близкий им но замыслу портрет певицы Фанни Персиани. Их объединяет единое стрем​ление художника раскрыть портрет как жанровую сцену с определенной сюжетной завязкой. Проблему эту Брюллов ставил еще в портрете семьи Гагариных. Но между изображением Гагариных и портретами 1830-х годов лежало целое десятилетие, отме​ченное повышенным интересом Брюллова к декоративности и зрелищности восприятия. В портретах детей Витгенштейн и Персиани интенсивнее зазвучала палитра, эффектнее стало освещение, «занимательнее» развитие сюжета. Но при всем мастерстве и блеске исполнения Брюллов утратил в них ту поэтичность и теплоту, которые чаро​вали в изображении семьи Гагариных.

С искренней симпатией согласился Брюллов написать портрет осиротевших детей гр. Л. П. Витгенштейна, потерявшего незадолго до того жену. Любовь к детям застав​ляла Брюллова охотно вводить в свои композиции изображение ребенка. Но чувства Брюллова не нашли должного выражения в этих сходных по замыслу портретах.

Отсутствие психологических задач позволило Брюллову в разных групповых порт​ретах повторить один и тот же композиционный прием. В жаркий, солнечный день, сопровождаемые няней-итальянкой, дети Витгенштейн решили искупаться. В прохладной тени зелени, на берегу лесного ручья расположилась семья Марриетти, отправившаяся в загородную прогулку. К их группе приближается из чащи леса, неся охотничьи тро​феи, один из членов семьи.

Ощущение яркости и жгучести полуденного зноя было передано Брюлловым в порт​рете детей Витгенштейн с такой иллюзорностью и правдивостью, что вызвало восхищение Гоголя. Увидев портрет на академической выставке 1833 года, Гоголь писал, что произведение Брюллова надолго «врезалось в его память». Однако главенствующим в групповом портрете Брюллова оказался образ няни-итальянки, кокетливо наклонив​шейся, чтобы снять с ноги ажурный чулок. Своей экзотической яркостью и манящим лукавством она затмила безликие образы детей. Красный тон лифа итальянки, взятый в предельной светосиле, сделал ее фигуру центральным пятном цветовой композиции. Поэтому ей и уделили внимание современники.

Широта кругозора Брюллова, неиссякаемое богатство его замыслов проявились в неустанных поисках все новых форм портрета. Влечение к большому полотну, харак​терное для мастера с конца 1820-х годов, заставило его обратиться к необычному для искусства XVIII и первой половины XIX века «настенному» портрету.

С таким же блеском развернулся дар Брюллова в акварельных портретах. Аква​рельный портрет был мало распространен в России в начале XIX века. Его зачинате​лем был И. Ф. Соколов. «Малые формы» находили применение в русском искусстве лишь в карандашном или пастельном портрете. На этом поприще стяжал известность виртуоз-рисовальщик О. А. Кипренский, пастелист А. Г. Венецианов и А. О. Орлов​ский. Последний предпочитал наряду с пастелью смешанную технику, сочетавшую уголь, сангину, итальянский карандаш и др.

Большой заслугой П. Ф. Соколова было приобщение акварельного портрета к за​дачам большого искусства. Гуманистичность созданных им образов, тончайшее мастерство исполнения но праву завоевали ему одно из первых мест в мировом искусстве.

Заветам учителя следовали его ученики братья Брюлловы. Не без их воздей​ствия акварельный портрет завоевал широкую популярность в русском обществе в 1830-х и 1840-х годах. На художественную арену выступили, правда, мало чем при​мечательные, но плодовитые акварелисты — Алексеев, Баранов, Яцевич, Соболевский и другие.

Акварельный портрет — одна из обаятельных страниц творчества Брюллова. В нем проявилась свойственная художнику широта и разнообразие портретных форм, любовь к жанризации изображения, артистизм исполнения. Содержательность и одухотворен​ность портретных характеристик отличала произведения русского мастера от техни​чески совершенных, но бескрылых образов, созданных его современником акварели​стом Гау.

В наследии Брюллова насчитывается ряд интересных карандашных портретов. Среди них примечательны портреты молодого А. П. Брюллова и Ф. А. Бруни, близкие по тонкости рисунка и мягкой проникновенности характеристик к портретному искус​ству О. А. Кипренского. Но подлинной стихией Брюллова был акварельный портрет.

В раннем акварельном портрете С. Ф. Щедрина (1824), написанном в Риме, Брюллов не постиг еще специфических особенностей акварели. Акварельный портрет раскрывался лишь как уменьшенное изображение живописного портрета.