К.П. Брюллов - портретист

Иными качествами обладает портрет С. И. Тургенева (ок. 1827 г.), пленяющий одухотворенностью образа и красотой акварельной техники.

Акварели Брюллова поражают совершенством исполнения. Они отличаются за​конченностью, тщательностью и тонкостью отделки. Работы, выполненные в конце 1820-х и в первой половине 1830-х годов, характеризуются использованием техники миниатюры в трактовке лица и широкой заливки при обрисовке окружения. Сложная система постепенного накладывания одного тона на другой и тушевки мелкими уда​рами кисти поверх них усиливает впечатление отработанности акварелей мастера. Пользуясь системой прокладок, Брюллов в теневых местах прибегал к голубовато-зе​леным тонам, вносящим воздушность и легкость в композицию. Нередко художник применял лак или гуммиарабик для усиления темных мест, а также бронзовый поро​шок (главным образом в жанровых сценах), что сообщало акварелям налет декора​тивности.

В портрете С. И. Тургенева сказалась любовь Брюллова к нежным тонам. Гармо​ния бледно-розовых и голубовато-серых красок создавала тончайшую перламутровую гамму. В отличие от брата Александр Брюллов предпочитал более холодную тональ​ность. Выдающийся мастер акварельного портрета, он уступал, однако, К. Брюллову в силе и экспрессии человеческого образа.

Особое место в творчестве Брюллова занимают акварельные портреты А. Г. Гага​рина («Ребенок в бассейне», 1827), групповые портреты Г. Н. и В. А. Олениных (1827)д» и К. А. и М. Я. Нарышкиных (1827), портрет кн. Е. П. Салтыковой (нач. 1830-х гг.) и портрет О. П. Ферзен верхом на ослике. В них нашло выражение стремление Брюл​лова раскрыть портрет как непосредственно наблюденную в жизни жанровую сцену.

Акварельный портрет четы Олениных, исполненный с подлинным вдохновением и поэтическим чувством, должен быть отнесен к числу выдающихся произведений русского искусства.

Прозрачность и чистота акварельных тонов, музыкальность и ритмичность плавных линий портрета удивительно тонко гармонируют с настроением ясного, безоблачного летнего дня. Портрет написан в 1827 году, во время путешествия Олениных по Италии. Несмотря на старую надпись, подтверждавшую принадлежность его К. И. Брюллову, А. Н. Бенуа высказал предположение, что автором акварели мог быть А. И. Брюллов40. Основанием для этого определения могла служить необыкновенная точность в обрисовке античных развалин, среди которых изображены Оленины, и та тщательность в передаче очертаний собора св. Петра, которые обнаруживали в большей мере опытную руку архитектора, нежели живописца. Казалось, что и колорит портрета, выдержанный в холодной зеленовато-голубой гамме, был характерен не для К. П. Брюллова, а для его старшего брата.

Однако характер раскрытия образа в портрете, умение художника проникнуть во внутренний мир человека, подметить его индивидуальные особенности, присущи были только К. И. Брюллову. Портретные характеристики А. П. Брюллова говорили о его внешнем, поверхностном отношении к модели.

Наряду с Олениными особого внимания заслуживает портрет Нарышкиных. Различ​ные по композиционному решению и колористической гамме (портрет Нарышкиных выполнен в теплой, Олениных — в холодной), они близки по общности задач, которые ставил перед собой Брюллов. Для изображения путешественников Нарышкиных Брюл​лов использовал трудную форму конного портрета, проявив в нем свой дар анималиста. Ритмичны и четки очертания лошадей, как всегда у Брюллова, благородной породы. Их темные силуэты красиво выделяются на фоне высокого ясного неба. Избегая назойливых повторов, выдвинув на первый план Нарышкину и тем оттеснив фигуру ее мужа, Брюллов внес в их изображения различные эмоциональные оттенки. Спокойно и сдержанно сидит на своем коне, держа в руке поводья, Нарышкина, созерцая несколько суровую природу окрестностей Рима. Иным показан Нарышкин. В оживлен​ности его лица, в аффектации слегка привставшей на стременах фигуры и в приветствен​ном жесте руки со шляпой, угадываются черты человека, сочетавшего в себе, по характеристике В. А. Соллогуба, ум и остроумие просвещенного человека с причу​дами и экспансивностью капризного вельможи.

В поздних акварелях Брюллова интенсивнее зазвучал локальный цвет, сменив нежную тональность ранних работ. Отчетливо проступает бирюза светлых глаз Ферзен, светло-синие банты ее лифа, васильковая полоска рюша на головном уборе. Одной из особенностей акварельной техники портретов Брюллова конца 1820-х и первой поло​вины 1830-х годов было использование голубой прокладки при написании висков, под​бородка и шеи.