К.П. Брюллов - портретист

Парадные портреты Брюллова говорят о его общественной чуткости и художест​венной искренности. Не всякая модель способна была вдохновить мастера на создание возвышенно поэтического изображения. Официальные заказы оставляли Брюллова холодным к работе.

Когда Николай I в 1837 году потребовал написать портрет своей семьи, Брюллов проявил полное равнодушие к портретируемым и пренебрежение к назначенным сеан​сам. Ту же независимость поведения он обнаружил и при написании портретов доче​рей вел. кн. Михаила Павловича (1845).

От первого замысла портрета — изображения жены Николая I Александры Федо​ровны и дочерей верхом на прогулке в Петергофе — остались лишь этюды голов, два небольших эскиза маслом и наброски карандашом. От второго — этюды голов дочерей вел. кн. Михаила Павловича. Поведение Брюллова привело к желаемому результату:

Николай I отменил заказ.

Несмотря на то, что этюды для портретов императорской фамилии были сделаны с натуры, в них проявилась несвойственная Брюллову идеализация образа и манер​ность. Изменились и стилистические приемы мастера. Фактура холста стала лощено-гладкой.

Безуспешной оказалась также попытка Николая I заказать Брюллову свой соб​ственный портрет. В наследии художника отсутствуют не только законченные компо​зиции. но даже беглые наброски с изображением императора. Приписываемые Брюл​лову портреты Николая I должны быть решительно отвергнуты, как принадлежащие другим авторам.

Равнодушным остался Брюллов и в работе над большим портретом, заказанным ему – М. А. Бек. Образ светской женщины М. А. Бек, чей акварельный портрет работы Гау был воспроизведен в альманахе «Утренняя заря на 1841 год» среди изображений блиставших при дворе красавиц, не вызвал у Брюллова поэтического воодушевления. Образ «Бекши», как с досадой называл ее художник, проникнут холодом и официаль​ным безразличием. Сух и безжизнен колорит портрета, в нем нет ничего от блеска палитры Брюллова. Прозаично воспринимается обстановка, окружающая М. А. Бек. Вместо пейзажа, который сообщал образу человека особое лирическое чувство. -появился интерьер с обилием предметов: декоративный ковер, разостланный на полу, копия картины Карло Дольчи «Св. Цецилия» (написанная, видимо, с гравюры, судя по обратному ее изображению) на обитой малиновым штофом стене, камин затейли​вого рисунка и другие подобные вещи, призванные создать впечатление пышных двор​цовых покоев. Среди изобилия этих подробностей безжизненно кукольной оказалась сама М. А. Бек, держащая на руках нарядную маленькую дочь.

Холодом и безжизненностью веет также от парадного портрета светлейших княжен Волконских. Одетые по придворному этикету во фрейлинские платья из пышного бархата и атласа, они кажутся не детьми, а маленькими женщинами. Это чувство тор​жественности, столь чуждое детской психологии, особенно ощущается в фигурке старшей девочки, чопорно и манерно позирующей перед художником. Непомерная предста​вительность ее образа заставляет по контрасту вспомнить о веселой и жизнерадостной девочке М. Кикиной, запечатленной в акварельном портрете (около 1820 г.). Отвечая репрезентативности портрета детей Волконских, повышенно звонок и декоративен его колорит.

Иным становился Брюллов, когда удавалось писать портреты по личному влечению. Его творения наполнялись тогда душевным жаром, поэзией.

Блистательно и ярко развернулся живописный темперамент мастера в большом портрете гр. Ю. П. Самойловой, изображенной с юной воспитанницей Амацилией Пачини. когда-то запечатленной во «Всаднице» в образе маленькой девочки, стоящей на балконе.

Парадный портрет Самойловой, по замыслу Брюллова, должен был быть раскрыт как сцена на маскараде. Своему изображению художник придавал расширительный смысл.

В изображение своего верного друга Юлии Павловны Самойловой. женщины, к которой он искренне был привязан на протяжении всей жизни, Брюллов вложил весь свой вдохновенный талант.

Тридцатисемилетняя Самойлова показана в пору расцвета своей зрелой красоты. Брюллов восхищается открытой и смелой натурой женщины, способной бросить вызов официальной общественности. Горд поворот ее головы, торжествующе победно выра​жение сияющих глаз, царственно величава осанка. Горячему, порывистому облику графини противостоит тихая задумчивость Амацилии Пачини, нежно прижавшейся к своей воспитательнице.

Портрет Самойловой был задуман как многофигурная композиция с сюжетной завязкой. Блистательно решил Брюллов поставленную сложную задачу. Скульптурно вылеплена величественная фигура графини. Выделенная в картине крупным планом. »на господствует над всем окружением. Присутствующие на маскараде рисуются силуэтом. создавая для нее эффектный фон. Повышенно мажорному звучанию портрета Самойловой отвечает и его живописный строй.