К.П. Брюллов - портретист

Написанный в начальный петербургский период, портрет В. А. Мусина-Пушкина дополняет галерею портретов декабристов. Образ Мусина-Пушкина, находившегося под надзором жандармского управления, привлек художника благородством натуры и тем достоинством, которое он сохранил в годы жизненных невзгод. При внешней схожести позы, одежды с эффектно накинутым на плечи плащом, портрет Мусина-Пушкина резко отличается от изображений братьев Кукольников. За романтически-приподнятым образом ощущается горечь душевных переживаний. Характеристика внут​реннего мира человека стала серьезнее и глубже, художественные средства проще и сдержаннее.

В конце 1830-х годов в творчестве Брюллова-портретиста произошли существенные изменения. Наиболее ярким проявлением новых взглядов художника был отказ от внеш​ней драматизации образа. Требование современной критики, прокладывавшей путь идейного реализма, раскрыть «жизнь сердца», предполагало углубленный психологи​ческий анализ. Способствовать этому могла лишь простота, ясность и естественность характеристик. Содержанием лучших портретов Брюллова продолжало оставаться твор​ческое вдохновение человека, но другими стали средства его передачи.

В конце 1830-х и в начале 1840-х годов Брюллов создав замечательную галерею портретов русских писателей, художников. Полные благородства и душевной чистоты портреты Жуковского, Струговщикова, Крылова, Монигетти пленяют поэтичностью чувств и возвышенностью духа. Одухотворены образы Львова, Яненко, Яниша. Человек в портретах Брюллова стал «величайшим и благороднейшим предметом природы» (Белинский).

В этих портретах Брюллов постиг высшую красоту искусства — его простоту-Новое качество Брюллова-портретиста, вызванное реалистическими устремлениями. позволили богаче и глубже раскрыть внутренний мир человека.

В творческом списке Брюллова это был второй портрет Жуковского. Первый был им написан в 1833 году. в бытность поэта в Италии.

В петербургском портрете образ поэта-романтика проникнут тихой сосредоточен​ностью и умиротворением. Наклонив слегка голову к плечу и сложив на коленях руки. Жуковский присел к столу с книгами, спокойно и сердечно внимая собеседнику. Гармоничны и плавны линии, очерчивающие голову и фигуру. Глубок и мягок красно​вато-коричневый колорит, соответствующий общему облику поэта.

Гуманистичность образа Жуковского, правдивость и жизненность его характери​стики резко отличают произведение Брюллова от чиновно-бездушного портрета, соз​данного Гильдебрандтом в 1844 году.

Портрет И. А. Крылова, как и портрет В. Л. Жуковского, привлекает поэтичностью изображения и глубиной психологической характеристики. В нем поднята лучшая тема Брюллова-портретиста — красота творческого вдохновения. Старчески одутловатое лицо Крылова, с беспорядочно падающими на лоб и виски седыми прядями волос и навис​шими бровями преображено немеркнущим светом человеческой мысли. По-домашнему прост костюм писателя, неуклюже топорщащийся на его грузной фигуре. Тонко и так​тично прикрывает художник бортом сюртука надетые на шею и грудь писателя орден​ские знаки отличия, точно избегая атрибутов сановного портрета. Чуть-чуть побле​скивает серебро полуприкрытой звезды, глухо звучит красная ленточка Владимирского и Анненского крестов, не нарушая общего впечатления интимности изображения замечательного баснописца. Проникновенно передал Брюллов мудрый взгляд Крылова, умевшего под покровом иносказательной шутки метко пускать остро отточенные соци​альные стрелы.

Портрет Крылова был начат в 1ЯЗ!) году. вскоре после торжественного празднова​ния пятидесятилетия творческой деятельности писателя. Брюллов не окончил своего произведения.

С любовью и нежностью воссоздал Брюллов облик ученика своего брата — воспи​танника архитектурного класса Академии—И. А. Монигетти (1840).

Портрет Монигетти чарует юношеской чистотой и непосредственностью чувств. Он скромен, правдив и вместе с тем поэтически возвышен. Пламенный блеск увлаж​ненных глаз. трепет чуть открытых губ говорят о затаенных страстях юноши. Обрамленное мягко спадающими темными волосами бледное лицо Монигетти осенено творческой мыслью. Мечтательно устремлен вдаль его восторженный взгляд, доверчиво выражение лица.

Таким скромным и обаятельным Монигетти был и в жизни.

В галерее портретов писателей, созданной Брюлловым в Петербурге, самым совер​шенным является изображение поэта и переводчика Гёте — А. Н. Струговщикова. Брюллова связывала с ним дружба, подкрепленная общими взглядами на искусство. Это ему, Струговщикову, подарил с печатным посвящением свой дивный романс «Жаво​ронок» М. И. Глинка.