Орган

При царе Алексее Михайловиче с 1654 по 1685 служил при дворе Симон Гутовский, музыкант “мастер на все руки” польского происхождения,родом из Смоленска. Своей многогранной деятельностью Гутовский внес значительный вклад в развитие музыкальной культуры. В Москве построил несколько органов, в 1662п по повелению царяв он и четверо его подмастерьев отправились в Персию, чтобы передать один из своих инструментов в дар персидскому шаху. Одним из значительнейших событий в культурной жизни Москвы явилось основание в 1672 придворного театра, который был также оснащен органом Гутовского.

Эпоха Петра Великого (1682-1725) и его приемников. Петр I живо интересовался Западной культурой. В 1691 девятнадцатилетним юношей он поручил знаменитому гамбургскому органостроителю Арпу Шнитгеру (1648-1719) построить для Москвы орган с шестнадцатью регистрами, украшенный сверху фигурами из орехового дерева. В 1697 Шнитгер направил в Москву еще один, на этот раз восьмирегистровый инструмент для некоего господина Эрнхорна. Петр I, стремившийся перенять все западноевропейские достижения, среди прочего поручил герлицкогму органисту Кристиану Людвигу Боксбергу, продемонстрировавшему царю новый орган Еугена Каспарини в церкви св. Петра и Павла в Герлице (Германия), установленный там в 1690-1703 спроектировать для митрополичьего собора в Москве еще более грандиозный орган. Проекты двух диспозиций этого “органа-гиганта” на 92 и на 114 регистров были подготовлены Боксбергом ок. 1715. В годы правления царя – реформатора органы строились по всей стране, прежде всего в лютеранских и католических храмах.

В Санкт-Петербурге важную роль играли католическая церковь св. Екатерины и протестантская церковь свв. Петра и Павла. Для последней в1737 г. орган построил ИоганнГенрих Иоахим (1696-1752) из Митау (ныне Елгава в Латвии).С 1764 в этой церкви еженедельно начали проводиться концерты симфонической и ораториальной музыки. Так, в 1764 царский двор был покорен игрой датского органиста Иоганна Готфрида Вильгельма Пальшау (1741 или 1742-1813). В конце 1770-х годов императрица Екатерина II поручила английскому мастеру Сэмюэлю Грину (1740-1796) строительство органа в Санкт-Петербурге предположительно для князя Потемкина.

Известный органостроитель Генрих Адреас Контиус (1708-1792) из Галле (Германия), в основном работая в прибалтийских городах, а также построил два органа, один – в Санкт-Петербурге (1791), другой – в Нарве.

Самым знаменитым органостроителем России конца 18 е. Был Франц Киршник (1741-1802). Аббат георг Иозеф Фоглер, давший в апреле и мае 1788 в Санкт-Птербурге два концерта, после посещения органной мастерской Киршника был под таким сильным впечатлением от его инструментов, что пригласил в 1790 его помошника мастера Раквица сначала в Варшаву, а затем в Роттердам.

В культурной жизни Москвы знаменитый след оставила тридцатилетняя деятельность немецкого композитора, органиста и пианиста Иоганна Вильгельма Гесслера (1747- 1822). Игре на органе Гесслер обучался у ученика И. С. Баха Иоганна Кристиана Киттеля и поэтому в своем творчестве придерживался традиции лейпцигского кантора церкви св. Фомы.. В 1792 Гесслер был назначен императорским придворным капельмейстером в Петербурге. В 1794, переехал в Москву, снискал славу лучшего фортепианного педагога, а благодаря многочисленным концертам, посвященным органному творчеству И. С. Баха, оказал огромное влияние на русских музыкантов и любителей музыки.

19 – начало 20 в. В 19 в. в среде русской аристократии распространился интерес к музицированию на органе в жомашних условиях. Князь Владимир Одоевский (1804-1869), одна из самых примечательных личностей русского общества, друг М. И. Глинки и автор первых в России оригинальных сочинений для органа, в конце 1840-х годов пригласил мастера Георга Мельцеля (1807-1866) для строительства органа, вошедшего в историю русской музыки как “Себастьянон” (по имени Иоганна Себастьяна Баха).Речь шла о домашнем органе, в разработке которого принимал участиесам князь Одоевский. Этот русский аристократ одну из главных целей своей жизни видел в пробуждении интереса у русской музыкальной общественности к органу и к исключительной личности И. С. Баха. Соответственно, и программы его домашних концертов были в первую очередь посвящены творчеству лейпцигского кантора. Именно от Одоевского исходил и призыв к русской общественности собрать денежные средства на восстановление баховского органа в Новоф церкви (ныне Баховская церковь) в Арнштадте (Германия).