Орган

Часто на органе Одоевского импровизировал М. И. Глинка. Из воспоминаний его современников нам известно, что Глинка был наделен выдающимся импровизаторским талантом. Высоко оценил органные импровизации Глинки Ф. Лист. Во время своих гастролей в Москве 4 мая 1843 Лист выступил с органным концертом в протестантской церкви свв. Петра и Павле.

Не утратила свою интенсивность в 19 в. и деятельность органостроителей. К 1856 в России имелось 2280 церковных органов. В строительстве органов, установленных в19 –начале 20 вв., принимали участие немецкие фирмы.

В период с 1827 по 1854 в Петербурге в качестве фортепианного и органного мастера работал Карл Вирт (1800-1882), построивший несколько органов, среди которых один предназначался для церкви Св. Екатерины. В 1875 этот инструмент был продан в Финляндию. В Москву, Кронштадт и Петербург поставляла свои органы английская фирма «Бриндли и Фостер» из Шеффилда, немецкая фирма «Эрнст Рёвер» из Хауснайндорфа (Харц) в 1897 построила один из своих органов Москве, австрийская органостроительная мастерская братьев Ригер возвела несколько органов в церквах российских провинциальных городов (в Нижнем Новгороде – в1896, в Туле – в 1901, в Самаре – в 1905, в Пензе – в 1906). Один из самых знаменитых органов Эберхарда Фридриха Валькера с 1840 находился в протестантском соборе свв. Петра и Павла в Петербурге. Он был возведен по образцу построенного семью годами раньше большого органа в церкви св. Павла во Франкфурте-на-Майне.

Огромный подъем в русской органной культуре начался с основанием органных классов в Петербургской (1862) и Московской (1885) консерваториях. В качестве первого преподавателя органа в Петербурге был приглашен выпускник лейпцигской консерватории, уроженец города Любека Герих Штиль (1829-1886). Его преподавательская деятельность в Петербурге продлилась с 1862 по 1869. В последние годы жизни он был органистом церкви Олая в Таллинею Штиль и его преемник в Петербургской консерватории продлилась с 1862 по 1869. В последние годы жизни он был органистом церкви Олая в Таллинею Штиль и его преемник в Петербургской консерватории Луи Гомилиус (1845-1908), в своей педагогической практике ориентировались прежде всего на немецкую органную школу. Занятия органного класса Петербургской консерватории в первые годы проходили в соборе свв. Петра и Павла, а среди первых студентов-органистов был П. И. Чайковский. Собственно в самой консерватории орган появился лишь в 1897.

В 1901 получает великолепный концертный орган получает и московская консерватория. В течении года этот орган был выставочным экспонатом в Русском павильоне Всемирной выставке в Париже (1900). В дополнении к этому инструменту имелись еще два органа Ладегаста, которыев1885 нашли свое место в Малом зале консерватории Больший из них пожертвовал купец и меценат Василий Хлудов (1843-1915). Этот орган был в употреблении в консерватории до 1959. Профессора и студенты регулярно участвовали в концертах в Москве и Петербурге, а выпускники обеих консерваторий концертировали также в других городах страны. В Москве также выступали и иностранные исполнители: Шарль-Мари Видор (1896 и 1901), Шарль Турнемир (1911), Марко Энрико Босси (1907 и 1912).

Строились органы и для театров, например для Императорского и для Мариинского театров в Санкт-Петербурге, а в дальнейшем для Императорского театра в Москве.

Преемником Луи Гомилиуса в Петербургскую консерваторию был приглашен Жак Ганшин (1886-1955). Уроженец Москвы, а в последствии гражданин Швейцарии и ученик Макса Регера и Шарля-Мари Видора, он с 1909 по 1920 возглавлял органный класс . Интересно, что органная музыка, принадлежащая перу профессиональных композиторов России, начиная с Дм. Бортянского (1751-1825), сочетала в себе западноевропейские музыкальные формы с традиционными русскими мелосом. Это способствовало проявлению особой выразительности и обаяния, благодаря которым русские сочинения для органа выделяются самобытностью на фоне мирового органного репертуара Это же стало залогом того сильного впечатления, которое они производят на слушателя.

Заключение

А закончить я хочу высказываниями об органе такими известными музыкантами как Борис Казачков и Освальд Шпенглер.

“Свободная органная музыка не освобождается до конца от "благого ига и легкого бремени" - вести людей к Богу, облегчать им путь к Нему, размягчить и расплавлять окаменевшие души, да Дух Божий "приидет и вселится в ны". Это пусть поймет всякий, желающий сесть за органный пульт. Орган, в широком смысле - инструмент Богослужебный. Не везде "конфессионально-церковный" (как, например, у нас, в России), но везде - Богослужебный. Орган, на котором не служат Богу (так или иначе), а служат себе - для собственного или себе подобных - редкостного, интеллектуального, какого хотите - музыкального услаждения или ублажения просветительских и прочих, целей - такой орган есть пустая канарейка, странно-занятная музыкальная шкатулка, тем более бесполезная и вредная, чем дальше уходит он от возвышеннейшей и безмернейшей задачи, возложенной на него - служения Богу. “