Сексуальная революция

В то время секс считался чем-то абсолютно нормальным и естественным, о нем можно было говорить на улице и где угодно, в этом плане Греки и Римляне были полностью раскрепощены. Публичный секс, оргии и тому подобное были обыденностью, секс воспринимался как необходимость такая же как пища и вода. Греки не чурались своего тела, красивое тело играло такую же роль как и красивое лицо, зачастую то и другое являлось достоянием взглядов других людей. Одно то, что мы до сих пор пользуемся терминами, пришедшими к нам из греческой мифологии говорит многое, например, нарциссизм - этот термин пришел к нам из Греческого мифа о юноше Нарциссе, который был так красив, что увидев свое отражение в воде влюбился сам в себя и превратился в цветок. Или другой пример: остров Лесбос, населенный нимфами, проклятый богами, на который не могла ступить нога мужчины, отсюда и пошел термин лесбийская любовь.

На этих примерах мы с вами убеждаемся в том, что античные цивилизации были глубоко сексуально развиты и раскрепощены.

Также в это время зарождаются первые проявления проституции и крепко укореняются в древнем обществе. Однако, отдаваться за деньги было первоначально религиозным актом, это происходило в храме богини любви и деньги шли в сокровищницу храма. Храмовая проституция существенно отличается от проституции профессиональной и по социально-экономической роли и по психологической мотивации. Ритуальное совокупления в древневосточных храмах- явление того же ряда , что и первобытный обычай отдаваться жрецу, старейшинам или даже всем мужчинам рода, дабы умиротворить божество. Половой акт воспринимался в этом случае как искупительная жертва.

Конечно, религиозную проституцию вытеснила вскоре профессиональная, но говоря о статусе женщины мы вновь возвращаемся к тому, что женщины произвели огромный скачок как в сексуальной жизни так и в общественной. Это видно из следующих фактов: далеко не все продажные женщины занимали в античные времена низшие ступени общественной лестницы, порой из среды проституток /или наложниц-рабынь/ выходили любовницы вельмож, правителей, политиков. Эти женщины оказывали существенное воздействие на государственные дела.

В классической Греции, особенно в Афинах и других полисах афинского морского союза, сложился целый социальный слой хорошо оплачиваемых и влиятельных куртизанок- гетер / по-гречески гетера означает подруга/. Торгуя собственным телом, гетера приобретала не столько деньги, сколько положение в обществе. Гетеры были, как правило, женщинами образованными и неглупыми, что придавало их продажной любви видимость благопристойности и изысканности. Некоторым из афинских куртизанок удавалось заручиться поддержкой выдающихся политических деятелей, ученых, философов, людей искусства. Так по сообщениям античных историков, покровительствовал гетерам Перикл, посещал их своеобразные салоны Фидий. Эти факты свидетельствуют о тесной связи секса и общественной жизни уже в то время, а что говорить о дне сегодняшнем.

Но шли годы, века, и вот мы переходим к проблеме "секс и общество" средние века, надо сказать, что эта эпоха не менее интересна, чем античные времена.

В средние века и начало нового времени отношение к половой любви были двоякими: с одной стороны разврат осуждался обществом, с другой – это же общество было сексуально распущено. Женщина же получает свободу в выборе любовника и практически полностью приравнивается к мужчине. Это время также интересно тем, что платоническая любовь стала официальным явлением, взять к примеру многочисленные рыцарские романы, основой которых стала платоническая любовь. Но также наравне с платонической любовью прогрессирует и половая любовь, появляются новые и новые ее виды, такие как садизм и мазохизм. Эти термины пришли к нам из этого времени, они произошли от фамилии двух "бунтарей" впервые описавших садо-мазохические проявления любви, это - Захер Мазох и Маркиз де Сад.

Весьма поучительна история публичных домов и проституции в средние века. Отношение церкви к проституции было двойственным. Формальное осуждение любой формы разврата и столь же формальное сочувствие к падшим женщинам сочеталось с весьма снисходительным отношением к содержателям домов терпимости и санкционированием бесправия проституток. Вряд ли можно говорить о единой для всех стран и периодов средневековья церковной позиции в вопросе о проституции, много зависело от местных особенностей и взглядов конкретного иерарха.