Мораль помощи и взаимопомощи в дохристианский период Руси

Как указывал Г. Спенсер, «любое общество стремится сфор​мировать своих членов таким образом, чтобы осуществление социальных функций было для них желанным», вследствие чего становится необходимым прививать каждому наиболее це​лесообразные для социума нормы человеческого общения и вза​имодействия. В этом случае наиболее рациональной является передача знаний и навыков от старших младшим. Подобные обстоятельства способствуют формированию представлений о важности не только взаимопомощи среди сильнейших членов племени, но и заботы о слабых, их содержания и поддержки. По мнению А. Ф. Анисимова, в этот период своей истории человек делал рационалистически все, что было по тому вре​мени в его силах, для того, чтобы не сломиться перед могуще​ством окружающей его природы», а забота о слабых — детях и стариках, неразрывно связанных между собой в силу необ​ходимости передачи опыта как профессионального, так и жизненного, была рациональна: если нужно обучаться, значит, нужны учителя и наставники из числа наиболее опытных чле​нов племени, причем не связанных необходимостью ежедневно вести трудовую деятельность для жизнеобеспечения племени и имеющих возможность целиком посвятить себя обучению и вос​питанию детей и молодежи. Повышается в этот период и воз​можность вариативности поведения отдельного индивида, хотя в целом объективная регламентация поведения и деятельности носит очень жесткий характер.

С образованием материнского рода человек получил «пер​вый урок личности, научавший ее, насколько она выигрывает в борьбе за существование, вступая в ассоциацию, которой личность приносит в жертву исключительный эгоизм, но от которой получает громадное приращение сил, результаты об​щей опытности, общей работы мысли всех членов ассоциации и традицию длинного ряда поколений». Если ранее, когда человек еще не вполне выделился из животного мира, его аль​труизм и коллективизм были обусловлены только биологи​ческой природой и инстинктами, то в более позднее время человек уже начинает осознавать социальную ценность альт​руизма. Да и впоследствии, при усложнении общественных отношений и образовании более сложных и совершенных форм общественной жизни, этот «первый урок о пользе чужой жиз​ни для удобства собственной не мог пропасть даром», посколь​ку от этого зависела прочность и жизнеспособность всего со​общества, а следовательно, и безопасность его существования.

Именно в этот период начинается постепенное формирова​ние собственно моральных отношений, регулирующих взаи​модействие людей и формы их существования на основе оп​ределенных нравственных законов. Эти законы мотивируют​ся уже не чисто утилитарными соображениями, но ссылками на традицию, обычай, норму. Соответственно они имеют бо​лее или менее постоянный характер и усваиваются всеми чле​нами сообщества в детстве в процессе обучения и воспитания. Меняются законы лишь под влиянием чрезвычайных обстоя​тельств, связанных с различными природными и социальны​ми факторами, с изменениями в образе жизни людей, но в основах своих они передаются из поколения в поколение в фор​ме устных преданий, легенд, заповедей, запретов.

К этому периоду можно отнести появление первых форм взаимопомощи людей, прообразов будущей благотворительно​сти. Более или менее стабильное существование племени, об​раз и стиль его жизни не только требовали, но и делали воз​можным оказание помощи не только слабым, не способным самостоятельно прокормиться и решить другие насущные про​блемы (например, после гибели главы семейства, кормильца) соплеменникам, членам рода, но и людям «со стороны», по​павшим в племя в мирное время. Видимо, первыми видами социальной помощи, зародившимися именно в этот период человеческой истории, было предоставление приюта и корм​ление не своих, путников, «чужеземцев», пришедших с ми​ром. Такие формы помощи иноплеменникам могли появиться лишь при наличии уже сложившихся традиций заботы о сво​их нуждающихся соплеменниках и возросшем экономичес​ком потенциале племени, его относительном материальном достатке. Исследования русских и зарубежных этнографов приводят к неизбежному выводу, что для первобытного чело​века забота о нуждающемся чужаке была нормой.

Однако в значительно большей степени нравственное регу​лирование отношений между людьми требовалось и, соответ​ственно, развивалось с появлением семьи и собственности. А. Г. Харчев считает, что мораль возникает и функционирует в этот период «как способ преодоления противоречия между личностью и обществом», между интересами собственников и сообщества в целом. Первые моральные принципы, унасле​дованные от homo erectus, преследовали все ту же цель сохра​нения единства и сплоченности рода и в связи с этим — его безопасности и жизнеспособности и поэтому представляли собой запреты на действия и поступки, вызывавшие вражду и рознь между членами сообщества. Запреты на немотивирован​ное общественными интересами убийство соплеменника, оттор​жение и кражу его имущества, в составе которого чаще всего рас​сматривалась жена, а также повсеместное почитание престаре​лых имели конкретный смысл и содержание — сохранение це​лостности и единства общины, ее жизнестойкости и обороноспо​собности, преемственности традиций и образа жизни. На иноп​леменников такой запрет распространялся далеко не всегда.