Мораль помощи и взаимопомощи в дохристианский период Руси

Своеобразными «ферментами» в деле организации поддерж​ки групповой общности не только с реальными, но и с ирреаль​ными силами выступали волхвы. Они активно «формировали» стереотипы реципрокного поведения в новых исторических условиях. Волхвы — в древнерусской традиции «языческие жрецы, звездочеты, чародеи и предсказатели». Практически они имели те же функции для родового общества, что и шама​ны у многих народов.

Не акцентируя внимания на магической деятельности волх​вов, отметим, что они выступали в качестве прорицателей судь​бы как отдельного индивида, так и общности в целом, являясь определенными «регуляторами» общественных, групповых от​ношений. Причем их деятельность разворачивалась в условиях экономического, социального, личностного кризиса, когда необ​ходимо было разрешить ту или иную проблему; совмещались их сакральные и общественные функции. До нас дошли факты, го​ворящие о том, что «по языческим законам, чтобы восстановить благополучие общины, людей, скрывающих урожай или отрица​тельно влияющих на него, убивали или изгоняли, предваритель​но разорив». Такая ситуация существовала в отдельных селени​ях вплоть до XIX в. С одной стороны, здесь прослеживается чис​то утилитарная функция редистрибуции — распределение в си​туации кризиса, но с другой — механизмы распределения несут в себе языческое нормативное архетипическое поведение субъек​тов поддержки, которые мотивируют свои поступки откровени​ями свыше. В дальнейшем мы увидим, как в иных исторических условиях редистрибуционные механизмы в период голода рабо​тали по той же логике, только главенствующими становились не сакральные установки, а социальные мифологемы и идеологемы — основные двигатели «справедливого распределения». Таким образом, действия волхвов имели сакрально-мифические уста​новки. Они подкреплялись определенными ритуальными дей​ствиями, и что очень важно, действия эти неразрывно связаны с идеологией поддержки. Она была одним из тех факторов, кото​рые позволили после уничтожения пантеона языческих богов долгое время сохранять языческие традиции, что дало возмож​ность сакральной системе поддержки существовать на протяже​нии еще трех столетий.

Боги как архетип действий и поступков родовой общины, как высший свод нормативных требований к процессам жизнедея​тельности выступали активными помощниками в; наиболее от​ветственных жизненных ситуациях..Славянские языческие боги имели свою «специализацию». Они мало чем отличались от греческого, римского, восточного пантеона, на что обраща​ли внимание многие исследователи. Тождественность в функ​циях позволяет предполагать, что на ранних этапах социальной общности закреплены определенные общественные механизмы взаимодействия. Они выступали в качестве нормативных и су​ществовали как определенные традиции. Традиция — это такой стереотип социального поведения, который сохраняется на со​знательном и бессознательном уровнях. Эти значимые связи не могли не закрепиться в народном сознании в системе религиоз​но-мифологических представлений. Можно предполагать, что именно эти связи идентифицировали и кодифицировали два бога: Дажьбог и Стрибог.

- Дажьбог— «бог-даятель» — наделял богатством, наследием. Стрибог-— распределял богатство. Эти два бога выступали как. некое парное единство. Не менее интересно божество Белобог, Белун в белорусском эпосе — бог богатства и милосердия. Та​ким образом, реципрокационно-редистрибутивные связи, кото​рые выступали в качестве дара высших существ, рассматрива​лись как высшие сакральные ценности и впоследствии персо​нифицировались с «лучшими людьми», т. е. обретали свое зем​ное существование.

Более поздняя-форма почитания богов — братчины, празд​нуемые сельскими общинами. Они посвящались святому патрону, позднее это был традиционный корпоративный праздник. Он проводился либо всем селением, либо несколькими селени​ями вскладчину, где каждый субъект предоставлял какую-либо долю продуктов на общественные нужды. Подобные празднова​ния назывались ссыпками, мирщиной, ссыпщиной. Таким образом, мы видим, что почитание богов тесно взаимосвязанно с оформлением института праздников. Они являлись неотъемле​мой частью быта в древнейшей общности. «... Многие праздни​ки совпадают по времени с наличием обилия благ, в особеннос​ти пищи, а ритуал призван освящать такое обилие, которое в ре​лигиозных верованиях всегда трактовалось как проявление сверхъестественных сил — милости, за которые люди обязаны публично благодарить эти силы» (К. Жигульский).