"Система-становление-состояние" в языкознании Фердинанда де Соссюра

Файл : bestref-92295.rtf (размер : 214,517 байт)

"Система-становление-состояние" в языкознании Фердинанда де Соссюра

Сорокин Б. Философия филологии

Решение задачи по определению философско-методологического потенциала понятий "состояние" и "связь состояний" связано, в частности, с выявлением познавательной функции, места и роли этих понятий а категориальном аппарате частнонаучного знания. В этой связи значительный теоретический интерес, на наш взгляд, представляет исследование данных понятий по материалам работ известного швейцарского лингвиста, Ф. де Соссюра. Ведь общепризнано, что этот ученый внес существенный вклад в разработку лингвистической методологии; кроме того, он явился предтечей частнонаучных структуралистских концепций, опосредованно оказав влияние и на философский структурализм.

1. Понятие "состояние" в лингвистике Ф. де Соссюра

Швейцарский лингвист рассматривает состояние как универсальную, фундаментальную, метаязыковую категорию, применяя ее как по отношению к языку в целом (семье языков, национальному языку), так и по отношению к значимым языковым единицам (фонемам, морфемам, словам, словосочетаниям и предложениям). "Разрабатывать лингвистическую теорию, - пишет Соссюр, - не различая событий и состояний также невозможно, как невозможно изучать свойства геометрических фигур, не учитывая большой важности различения горизонтальной и вертикальной плоскости" (7. с. 16). И в другом месте: "Вот до чего дошла лингвистика, - замечает он. Состояния и события для нее безразличны, они даже не разграничиваются и нигде не упоминаются как имеющие свою особую значимость (там же, с. 115).

Для Соссюра понятие "состояние" и его отличие от понятия "событие" методологически настолько важно, что он даже формулирует четыре лингвистических принципа по этой проблеме.

Первый принцип заключается в том, что необходимо отличать событие от состояния.

Второй принцип состоит в том, что их нужно противопоставлять или даже подчинять одно другому.

Суть третьего принципа в том, что их необходимо разделять и делать это надо настолько решительно, что возникает вопрос: можно ли рассматривать сам язык как нечто единое.

Наконец, четвёртый принцип заключается в том, что всякое разграничение, не являющееся следствием предыдущего, абсолютно незаконно и недействительно (см.: там же, с. 119).

Проблема состояния явилась, очевидно, следствием сформулированного Ф. де Соссюром постулата о "синхронии/диахронии", то есть в результате введения в исследование языка фактора времени. Постулат этот состоит в следующем: Совокупность существенных отношений между сосуществующими элементами языковой системы, взятой в некотором пространственно-временном срезе, названа автором постулата синхронической осью языка . Она противополагается оси последовательности во времени, по которой каждый из элементов синхронической оси располагается со всеми своими историческими изменениями; это - диахроническая ось. "С наибольшей категоричностью, пишет Соссюр, - различение это обязательно для лингвиста, ибо язык есть система чистых ценностей (значимостей) ничем не определяемая, кроме как наличным состоянием входящих в ее состав элементов (7. с. 113).

Ф. де Соссюр, верно, с нашей точки зрения, понимает "Время" как универсальную форму бытия языковой системы, содержанием которой является процесс. Осуществляя мысленный эксперимент с абстрактной языковой системой, он заключает, что два временных среза этой системы (если временной интервал, их разделяющий, будет достаточным) обязательно различаются друг от друга, и это различие возникает в результате изменений. Какую роль в жизни языка (и в языковой теории Соссюра) играют эти его "оси"? Соссюр убежден в том, что познание истории всякого состояния языка способствует постижению его природы, но не является самоцелью. Субъект актуальной языковой деятельности совершенно, по его мнению, безразличен к предшествующему временному ряду языковых фактов, поскольку он оперирует современным ему состоянием языка. Поэтому, считает швейцарский учёный, исследующий это состояние не должен касаться вопроса о его происхождении, его диахронической оси. "...нельзя ни описывать его (язык), ни устанавливать нормы его применения, не отправляясь от одного, определённого его состояния" (7. сс. 114-115).

Однако Соссюр стремится предупредить поверхностный взгляд на соотношение синхронической и диахронической осей, на соотношение их истин, "...поскольку ни одна из этих истин не исключает другую" (7. с. 125). Еще ранее, в "Заметках по общей лингвистике" находим; "Каждое слово находится на пересечении диахронической и синхронической перспектив (6. с. 159). И все-таки правы те ученые (лингвисты, семиотики, литературоведы и философы языка), которые считают, что синхроническая ось языка для Соссюра является определяющей. Подтверждением правильности такой оценки могут служить многочисленные утверждения швейцарского лингвиста: например: "Всякий статический факт (читай: синхронический ) в противоположность диахроническим, - замечает Соссюр, сопровождается значением (которое является другим его фундаментальным признаком). И наоборот,- продолжает он, - всё то. что как-то содействует созданию значения, является статическим" (6. с. 122). И в другом месте: "...при нынешних тенденциях в науке безо всякого опасения можно настаивать прежде всего на неисторическом аспекте языка" (6. с. 92). И наконец: "Однако в языке именно состояния и только они обладают способностью к означиванию, к тому же язык без этой способности означивания неизбежно перестал бы существовать как таковой" (6. с. 116).