Творчество Джузеппе Тартини

Де Бросс, слышавший игру обоих музыкантов, высоко оценив игру Тартини писал: «Я был не меньше удовлетворен превосходнейшей игрой некоего аббата Вандини, который был с ним». В Праге Тартини оставался до 1726 года, где служил в капелле графа Кинского и выступал в пражских «музыкальных академиях». В Праге Тартини общался с видными чешскими музыкантами.

И. Бэлза пишет: «Тартини встречался с Черногорским и в Праге в 1723-1726 годах, и возможно именно занятия с «чешским падре» помогли итальянскому скрипачу овладеть композиторской техникой и теоретическими познаниями, которые он развивал затем в своих известных трудах».

Здоровье не позволило Тартини на долго оставаться в Праге и в 1726 году он возвращается в Падую, которые более не покидал на столь значительный срок, хотя не раз получал лестные предложения из Франции и Англии, а также других стран, но неизменно отвечал на них отказом. В капелле Санто у Тартини были большое возможности для музыкальных экспериментов, к тому же редкое исполнение музыкальных концертов до Тартини, стало при нем традиционным.

В 1740 году состоялось пожалуй последнее крупное турне Тартини, он был приглашен в Рим кардиналом. На пути в Рим он давал концерты в Болонье, Неаполе, Палермо и других городах.

Кроме исполнительского и композиторского дарования, Тартини обладал даром педагога, а также много занимался теоретико-исследовательской работой. В 1754 году в Падуе был издан «Трактат о музыке, основанный на истинном знании гармонии», подвергшийся критике за сложную форму изложения. В 1767 году его мысли были проще и понятнее изложены в другом трактате «О принципах музыкальной гармонии, содержащейся в диатоническом строе». После смерти Тартини в Париже в 1781 году был опубликован его «Трактат об украшениях», созданный им еще до ранее указанных трактатов. Остался неизданным «Трактат о мерах и пропорции».

Вскоре после возвращения в Падую Тартини организовывает свою скрипичную школу, чему способствовал его огромный музыкальный и исполнительский опыт. Его школа пользовалась большой популярностью не только в Италии, но и в других странах. Тартини в Италии начинают называть «учителем нации».

«Нельзя говорить о музыке в Падуе, не упоминая знаменитого Джузеппе Тартини, который давно уже является первой скрипкой Европы» - писал известный французский астроном Ж. Ж. Лаланд.

Последний период жизни Тартини пытается открыть «Закон извечной гармонии». С помощью абстрактных вычислений и математически выраженных соотношений. Однако эти философские размышления не отразились на музыке, которая осталась и в поздних опусах живой, искренней, человечной.

Джузеппе Тартини скончался в Падуе 26 февраля 1770 года на руках своего лучшего ученика и друга Пьетро Нардини, и был похоронен в храме Св. Катерины, рядом со своей женой. В 1806 году падуанцы воздвигли в своем городе монумент Тартини на площади Parco della Valle (ныне площадь Виктора Эммануэля II), у ног маэстро книги и скрипка.

ТЕХНИКА ЛЕВОЙ РУКИ, ИСПОЛЬЗУЕМАЯ ТАРТИНИ

Несомненно, что сильный и выразительный тон Тартини, отличающийся певучестью итальянского bel canto, во многом зависел не только от техники правой, но и от техники левой руки.

Точность интонирования, теплота вибрации, разнообразные украшения, используемые им для украшения мелодии, что видно из «Трактата об украшениях» - таковы отзывы современников. Шарль де Бросс, слышавший игру Тартини в 1739 году, пишет: «Это было лучшим из того, что он когда либо слышал. По исключительной чистоте звуков, из которых ни один не пропадал, и по совершенной точности. Однако его игре не хватало блеска».

В «Трактате об украшениях» Тартини говорит о «природе совершенной интонации, которая должна быть выполнена с математической точностью». Сравнивая его слова с современными исследованиями в этой области, в частности Н Гарбузова « о зонной природе звуковысотного слуха », вероятно что и Тартини имеет ввиду интонационные варианты в пределах интонационно-интервальной зоны.

«Если вы не слышите баса, значит ваши терции и сексты несовершенны по интонации» - говорил Тартини ученикам, имея ввиду «третий звук», ундертон, появляющийся в следствие точного интонирования двойных нот на скрипке. Говоря о точности его интонации, также следует упомянуть разницу между увеличенной квартой и уменьшенной квинтой, про которую он писал «пальцем опытного музыканта, можно различить эту минимальную разницу». Тартини использовал в своей игре самые высокие регистры скрипки, вплоть до восьмой и девятой