Внешнеэкономические сделки

2.4. Коллизионные нормы в регулировании внешнеэкономических сделок

Главным регулятором внешнеэкономических сделок является гражданское право. В силу своей природы внешнеэкономическая сделка связана с гражданским правом разных государств. Отсюда – особая роль международного частного права. Несмотря на значительные успехи, достигнутые мировым сообществом в унификации права международной торговли, коллизионный способ регулирования отношений по внешнеэкономическим сделкам, в том числе и посредством национальных коллизионных норм, сохраняет свои позиции.

Вопросы коллизионных принципов применения права к договорам с иностранным элементом возникает только при наличии спора о праве между сторонами договора. Этот вопрос возникает, только если он поступил на разрешение суда или иного юрисдикционного органа, который должен решить спор и только если есть спор о выборе права.

Коллизионное право большинства государств позволяет сторонам внешнеэкономической сделки подчинить её избранному ими компетентному правопорядку – принцип «автономии воли» сторон в договоре (законы о международном частном праве Австрии, Венгрии, Польши, Турции, Швейцарии, Закон о международных хозяйственных договорах Китая 1985г., Гражданский кодекс Вьетнама 1995г. и др.)1. «Автономия воли» как способ выбора права, компетентного регулировать внешнеэкономические обязательства, закреплен и во всех международных договорах, касающихся данного вопроса. Это – Кодекс Бустаманте, Гаагская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980г., Римская конвенция о праве, применимом к агентским соглашениям и др.

Российский законодатель также закрепил данный принцип: так согласно п. 1 ст. 1210 ГКРФ стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Из этого следует, что стороны могут выбрать право любой страны, которое будет регулировать условия договора.

П. 2 ст.1210 ГКРФ - соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

П. 3 ст.1210 ГКРФ - выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора.

П. 4 ст.1210 ГКРФ – стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

Гражданским кодексом РФ устанавливаются определенные изъятия из принципа «автономии воли» сторон:

так согласно п. 5 ст. 1210 ГКРФ - если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан;

п. 2 ст.1213 ГКРФ - к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право;

Ст. 1214 ГКРФ - к договору о создании юридического лица с иностранным участием применяется право страны, в которой согласно договору подлежит учреждению юридическое лицо.

Допустимые пределы «автономии воли» сторон в законодательстве разных стран закреплены по-разному. В большинстве государств автономия ничем не ограничена. Заключив договор стороны, могут подчинить его любой правовой системе. Исходя из коллизионного права РФ, в основу выбора права, должна быть положена связь данного права с договором. В соответствии с коллизионным правом других стран выбор права может происходить по иному. Стороны могут выбрать право страны, которое имеет наибольшую связь со сделкой. Если юрисдикционный орган какой-либо страны применяет коллизионные нормы, основанные на «автономии воли» сторон по выбору права, то волеизъявление сторон является обязательным для юрисдикционного органа. Если в соглашении сторон не выражается действительное их намерение подчинить свои отношения праву какой-либо страны, то право подлежащее применению будет определяться посредством других коллизионных норм, которые содержат другие коллизионные принципы.